Вход
Інтэрв'ю Члена Калегіі (Міністра) па эканоміцы і фінансавай палітыцы ЕЭК Цімура Сулейменава часопісу «Рынак каштоўных папер»: «Будаваць інтэграцыйныя працэсы на фінансавым рынку трэба на аснове лепшых практык»

Інтэрв'ю Члена Калегіі (Міністра) па эканоміцы і фінансавай палітыцы ЕЭК Цімура Сулейменава часопісу «Рынак каштоўных папер»: «Будаваць інтэграцыйныя працэсы на фінансавым рынку трэба на аснове лепшых практык»

22.10.2013

Строить интеграционные процессы на финансовом рынке нужно на основе лучших практик

Интервью с Тимуром Сулейменовым, министром по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии

РЦБ Перед ЕЭК стоит задача интеграции финансовых рынков трех государств: Беларуси, Казахстана и России. Чего, на Ваш взгляд, удалось достичь в этом направлении за 2012-2013 гг.?

Т.С. Базовые соглашения ЕЭП говорят о необходимости создания условий, обеспечивающих к 2020 г. взаимное признание лицензий и других разрешительных документов всех участников финансовых рынков. Под финансовыми рынками мы понимаем банковскую, страховую сферу и рынок ценных бумаг. Также согласно базовым соглашениям ЕЭП мы должны обеспечить обращение ценных бумаг эмитентов трех стран на любой из бирж этих стран – создать единый паспорт эмитента и обеспечить последующие технологические и нормативные шаги по осуществлению возможности покупки-продажи бумаг и беспрепятственного размещения эмитентов на всех площадках. Соглашения[1], принятые в 2010 г., выполняют роль базового закона, в процессе реализации которого необходимо принимать более узкие отраслевые законы, постановления правительств, решения Комиссии и т.д., а также развивать дальнейшие отраслевые соглашения.

В Советском Союзе не существовало финансовых рынков в современном понимании. И если в других секторах экономики, например, в промышленности, можно говорить о единой базе и стандартах, облегчающих интеграционную работу, то в отношении финансовых рынков каждый двинулся с нулевой точки по-своему, поэтому за 20 лет были созданы во многом не идентичные, не похожие друг на друга системы. Они не отличаются в корне, поскольку есть лекала, выработанные другими странами и международными организациями, но отличаются многочисленными деталями и способами реализации. В ближайшей перспективе необходимо гармонизировать все, что особенно «разгармонизировано». Таким образом, в первую очередь нам предстоит гармонизация и сближение законодательства. Прежде чем понять, как будут функционировать финансовые организации на едином рынке, необходимо задать максимально сближенные правила (от понятийного аппарата до пруденциальных нормативов и требований к квалификации персонала и деловой репутации руководящего состава), чтобы не оставалось белых пятен и места для регулятивного арбитража.

По данному направлению мы разработали базовое соглашение о требованиях к осуществлению деятельности на финансовых рынках, в котором прописаны блоки законодательства (понятийный аппарат, вопросы информационного обмена, контроля и надзора), а также этапы их гармонизации. Если все пойдет по плану, в этом году данное соглашение будет подписано на правительственном уровне (этот документ сегментирует все национальное законодательство и прописывает механизмы его гармонизации). В развитие данного соглашения будет принят План гармонизации. Это отдельный документ, который должен утверждаться Советом Комиссии на уровне вице-премьеров, в нем будут прописаны конкретный порядок действий по гармонизации различных сегментов финансового права с указанием нормативно-правовых актов, а также органов, ответственных за приведение всего этого к единому знаменателю. После утверждения этого плана будет проводиться практическая работа национальными ведомствами и Комиссией. Для этого в ЕЭК есть Департамент финансовой политики, а для обеспечения интерактива и координации работ с госорганами сторон и бизнесом в рамках Консультативного комитета по финансовым рынкам создана отдельная рабочая группа по гармонизации.

Вторым важным аспектом на пути интеграции финансовых рынков является информационный обмен. Чтобы допустить на свой рынок какую-либо финансовую организацию, нужно быть уверенными, что она зарегистрирована по тем же правилам, отвечает таким же лицензионным и квалификационным требованиям, сдает ту же самую отчетность и примерно так же проверяется. Этот аспект должен быть урегулирован гармонизацией от этапа создания предприятия или финансовой организации и до проверки контрольными уполномоченными органами.

Создание одинаковых правил регуляторами не будет эффективно без информационного обмена, подтверждающего соответствие того или иного конкретного юридического лица этим правилам (это могут быть конкретные запросы о структуре акционерного капитала, о возможных нарушениях в юрисдикции и т.д.). Второе важное направление информационного обмена – соглашение об обмене между странами информацией, в том числе конфиденциальной (оно скорее всего тоже будет подписано до конца года). В этом документе будет прописано, какой информацией страны обязаны обмениваться по запросу. И поскольку мы создаем единый прозрачный рынок, регулятору одной страны нельзя будет не предоставить конфиденциальную информацию по конкретной финансовой организации регулятору другой страны, аргументируя это тем, что она является коммерческой тайной. Таким образом, два базовых документа, необходимых для приведения всех нормативных актов к единому знаменателю, уже разработаны, технически согласованы и должны быть подписаны до конца года.

РЦБ Какие основные задачи будут заложены в соглашении о финансовой интеграции на 2014-2015 г.г.?

Т.С. В первую очередь, создание единого понятийного аппарата, лицензионных, квалификационных требований и требований к персоналу. С 2017 г. планируется переход к вопросам пруденциального регулирования и достаточности капитала. Третий этап – 2018-2020 г.г. – это решение вопросов отчетности, контроля и надзора. Эти этапы похожи на жизненный цикл финансовой организации: регистрация, лицензирование, получение разрешения на осуществление профессиональных функций руководителями компании, руководство определенными нормативами в ходе работы, сдача отчетности регулятору, осуществление надзора за деятельностью организации.

РЦБ Получается, что вы своей деятельностью вторгаетесь в полномочия трех регуляторов. Как Вы видите перспективы взаимодействия с национальными регуляторами и разделения полномочий, и как это происходит сейчас?

Т.С. Любые новеллы – это дополнительная работа, которая ни у кого не вызывает восторга, даже если она не связана с делением полномочий. Никто не любит резких потрясений, даже если в будущем они принесут большие экономические плоды. Но в то же время нельзя сказать, что у национальных регуляторов на нас аллергия. Они понимают, что есть оперативная работа (никто не снимает с них ответственности за денежно-кредитную и валютную политику), но есть и стратегическая, которая заключается в создании единого финансового рынка, чтобы потом было легче проводить национальную политику и решать накопившиеся проблемы. У нас есть активное содействие со стороны регуляторов всех трех стран – все активно участвуют в Консультативном комитете по финансовым рынкам и рабочих группах. На консультативном комитете мы координируем в национальном нормотворческом процессе моменты, связанные с нашими тройственными отношениями. Не случайно комитет занимается в том числе и анализом проектов нормативных документов: при принятии внутри каждой страны нормативных актов, которые могут повлиять на ситуацию на рынках стран-союзников, нужно обязательно согласовывать эти документы на данных комитетах (советах). Изменения, которые напрямую касаются нашего строящегося интегрированного финансового рынка, подлежат обсуждению, чтобы не расходиться еще дальше, и для этого у нас есть специальная площадка для обсуждения. Координированию национальных нормотворческих процессов, планов, программ и стратегий отдается большой приоритет. Мы даже задумываемся (пока это существует только на уровне идеи) о разработке общей стратегии развития всех наших финансовых рынков.

РЦБ Но в будущем все-таки предполагается создание единого наднационального мегарегулятора. Как будут разделены полномочия между ним и национальными регуляторами?

Т.С. Посмотрим на опыт Евросоюза: у них есть Европейский банковский орган (European Banking Authority – EBA) и Европейский центральный банк (European Central Bank – ECB). Нам необходимо выбрать из этих двух концепций оптимальную модель. В ближайшем будущем, к 2015 г., будут приниматься решения по органам союза. Трудно сказать, будет ли сразу принято решение по созданию финансового органа союза, поскольку это вопрос высшего политического уровня, но мы видим необходимость его создания к 2015 г. На первом этапе в его полномочия войдет разработка гармонизированных правил, «связывание» национальных актов, законов и т.д. После вступления их в силу и достижения всеобщего признания он будет являться полноценным нормотворческим органом. Получит ли этот орган прямые надзорные полномочия (останавливать и выдавать лицензии и т.д.) – это вопрос среднесрочной перспективы.

РЦБ Разные сегменты рынка во всех трех государствах развиты по-разному. По примеру какой модели планируется проведение унификации? Предположим, волевое решение президента Казахстана будет оставить пенсионную систему под государственным контролем, а российского – сохранить рыночную модель. Управляющие компании получат унифицированные лицензии и возможность работать на обоих рынках, но в данной ситуации российским УК на рынке Казахстана будет делать нечего, а казахским наоборот…

Т.С. Наша работа будет в большей степени проводиться в отношении коммерческой деятельности, где бизнес оказывает свои финансовые услуги. Управление пенсионными активами – это вид профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг, в данном направлении мы будем предлагать общие стандарты, но сама пенсионная система – это вопрос бюджета и социальной ответственности конкретного Президента перед гражданами своей страны, в это мы «влезать» уже не можем.. Разумеется, сделать рынки открытыми абсолютно по всем параметрам не получится. Поэтому в разных странах по разным вопросам возможны некоторые исключения. Но по большинству услуг мы хотим обеспечить беспрепятственную возможность финансовых организаций работать на рынках друг друга без получения дополнительных национальных лицензий. При гармонизации законодательства мы будем брать лучшую практику из имеющихся в странах или международную практику.

РЦБ Начавшиеся интеграционные процессы вызывают интерес у профсообщества. С чем это связано: профучастники трех стран видят новые возможности или наоборот новые угрозы?

Т.С. И то, и другое. Например, рынок перестрахования в Казахстане жестко зарегулирован: там есть требования к перестраховщику, пруденциальные требования, требования по рейтингу, куда российские компании практически не попадают (уровень странового рейтинга Казахстана сейчас выше, чем у России). Этот рынок интересен российским страховщикам и перестраховщикам, но Казахстан не готов его открывать. В одних вопросах бизнес заинтересован, а в других, например, в банковской сфере – наоборот. Поэтому бизнес сам будет решать и давить, где выгодно, но тормозить там, где невыгодно, а наша задача вместе с регуляторами трех стран выработать сбалансированный подход, не забывая и про потребительскую сторону этого вопроса, направленную на улучшение качества услуг и их удешевление. У нас должен быть большой, емкий, прозрачный и конкурентный рынок, чтобы реальный сектор экономики получал от этого прямые финансовые выгоды.

РЦБ Возможно, в ЕЭП войдет еще 2-3 страны, не приведет ли это на данном переходном этапе к еще большему усложнению интеграционного процесса и не сделает ли невозможным согласование интересов пяти государств?

Т.С. Может привести. Важно не рисовать будущее в розовых тонах. Безусловно, нельзя повторять ошибок европейцев.

РЦБ Одна из главных задач происходящих интеграционных процессов – остановить миграцию финансовых рынков за границу. Считаете ли Вы, что такого рода мероприятия и создание единого биржевого пространства, способны переломить эти тенденции в обратную сторону?

Т.С. В одиночку ЕЭК не сможет переломить ситуацию. Ведь как бы мы не хотели, мы не можем заставить милиционеров в Москве или Алма-Ате работать как положено, не можем обязать миграционные ведомства стать дружелюбнее и изменить визовый режим, перевести всех на международные стандарты финансовой отчетности и бухучета, решить транспортные проблемы и т.д., а все эти факторы влияют на инвестиционную привлекательность того или иного города или страны. Мы должны выступать в качестве помощников национальных правительств и регуляторов и демонстрировать все выгоды от того, что МФЦ будет не только Москва и Россия, но автоматически и Казахстан с Белоруссией. В Алма-Ате возможно будет региональный центр, и ко всем процессам будут подключаться эмитенты и профучастники всех трех стран. Но в целом вопрос инвестиционной привлекательности крайне сложный и лежит не только в плоскости финансового регулирования и выходит далеко за пределы нашей компетенции.

РЦБ Какую роль во всех интеграционных процессах вы отдаете саморегулированию?

Т.С. Саморегулирование должно быть достаточно масштабным. Оно должно развиваться внутри страны, где саморегулирование сложилось как практика и доказало свою эффективность. Например, возможно, в будущем будет функционировать не российская или казахстанская аудиторские палаты, а евразийская аудиторская палата. Или останутся все три национальные палаты вместе с евразийской палатой, которая тоже будет выдавать лицензии и обеспечивать своим сертификатом допуск на рынок тому или иному профессионалу. Этот вопрос также стоит в плане гармонизации. Четко сформулированной концепции по роли СРО на интегрированных рынках пока нет. В этом аспекте также будет применяться общий принцип распространения лучшего опыта всех трех стран или международной практики.

РЦБ Как Вы видите оптимальное сочетание банковского капитала, частных инвестиций и рынка коллективных инвестиций для интенсивного экономического развития?

Т.С. Идеального сочетания, наверное, нет. Нельзя считать правильной казахстанскую систему, где единственным источником финансирования является банковский кредит, предпринимаются некоторые попытки в направлении государственно-частного партнерства, слабый рынок ценных бумаг, мало эмитентов и недостаточно ликвидности. Увеличение доли фондового рынка должно происходить везде, в том числе и в России. Помимо понятного механизма появления еще одного источника финансирования, ценно-бумажный рынок имеет еще не менее важный общеоздоравливающий эффект. Возвращаясь к общеэкономическим проблемам, у нас катастрофически низкий уровень конкурентоспособности, начиная с производительности труда и заканчивая конкурентоспособностью предприятий и продукции. Во многом это связано с жизнью не по средствам: получаем зарплаты как в Европе, но выпускаем в 3-4 раза меньше продуктов и услуг. Все инструменты необходимо развивать, в том числе и банковский сектор, долевую и долговую часть рынка ценных бумаг, иначе мы будем зависеть только от банков. Главное – переходить от слов к делу.

РЦБ Кризис 2008 г. был спровоцирован кризисом на рынке производных инструментов. Какова будет функция ЕЭК или последующего мегарегулятора в выстраивании таких рецептов интеграционного процесса, чтобы, с одной стороны, созидательно развивать рынок ценных бумаг, а с другой стороны, локализовать элементы, имеющие разрушительный характер?

Т.С. Это входит в задачи построения единого финансового рынка и свода правил. Бизнес всегда будет стремиться к максимизации своего дохода и использованию более сложных инструментов во избежание лишних резервов. Регулятор, который будет все это гармонизировать и устанавливать правила, должен обязательно уделять этому серьезное внимание.

РЦБ Планируете ли Вы уделить внимание повышению уровня финансовой грамотности населения?

Т.С. Хотя эта задача и не является приоритетной, мы думаем над форматами организации обмена лучшими практиками трех стран в этой области.

 

[1] Соглашение «О согласованной макроэкономической политике», Москва, 09.12.2010; Соглашение «О торговле услугами и инвестициях в государствах-участниках единого экономического пространства», Москва, 09.12.2010; Соглашение «О создании условий на финансовых рынках для обеспечения свободного движения капитала», Москва, 09.12.2010 и проч.

 
​​