Вход
Интервью директора Департамента развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии Рустама Акбердина «Российской бизнес-газете»: «Союз сотрет границы»

Интервью директора Департамента развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии Рустама Акбердина «Российской бизнес-газете»: «Союз сотрет границы»

28.10.2014

В канун вступления в силу Договора о Евразийском экономическом союзе проблема равных прав субъектов хозяйствования стран Таможенного союза (ТС) в регионе ТС остается в числе наиболее актуальных. Потому что барьеров для трансграничной деятельности предприятий малого и среднего бизнеса стран ТС пока хватает. О том, как их преодолеть, "РГБ" беседует с директором Департамента развития предпринимательской деятельности Евразийской экономической комиссии Рустамом Акбердиным.

- Можно ли говорить о трансграничной "доступности" для МСБ всех стран ТС и Единого экономического пространства?

- В соответствии с действующей договорно-правовой базой юридические и физические лица государств ТС и ЕЭП вправе создавать коммерческие учреждения в любом государстве-члене. За отдельными исключениями, таким "гостевым" лицам предоставляются права и обязанности, равные с местными учредителями коммерческих предприятий как на стадии создания, так и на стадии функционирования вновь созданных субъектов. Хотя ранее это означало, например, необходимость повторного получения лицензий в новой стране в случае, если по ее законодательству избранный иностранным бизнесменом вид деятельности подлежит лицензированию.

Но Договор о ЕАЭС, недавно ратифицированный парламентами РФ, Белоруссии и Казахстана, согласно ст. 67, впервые дает возможность лицам одного государства-члена Союза, ранее уже получившим разрешение на оказание услуг или выполнение работ от этой страны, беспрепятственно осуществлять ту же работу на территории другого государства-участника Союза. Но на первых порах количество таких "трансграничных" секторов не будет слишком большим, поскольку взаимное признание разрешительных документов требует соответствующих решений со стороны регулирующих органов государств Союза.

Кроме того, договор позволит гражданину одного государства-члена Союза быть зарегистрированным в качестве индивидуального предпринимателя в другом государстве-члене Союза, и на основании этого статуса осуществлять деятельность. Правда, прибывшему в новую для себя страну бизнесмену придется предварительно решить вопрос с адресом, по которому он зарегистрируется как индивидуальный предприниматель. Будет ли такой гражданин регистрироваться по временному адресу или для всех таких случаев в государстве-члене Союза будет создан единый адрес регистрации, - этот вопрос пока остается открытым.

- Какие административные барьеры существуют на пути развития малого и среднего предпринимательства в странах ТС и ЕЭП?

- К сожалению, пока еще очень много административных барьеров для экономического и правового равноправия МСБ бизнеса в странах ТС. Кстати, в нашем департаменте даже пришлось разработать классификацию этих барьеров.

В первой группе - собственно, барьеры взаимного доступа субъектов предпринимательской деятельности на рынок государств-членов. Под этими барьерами подразумеваются фактические препятствия, которые сохранены в странах Союза в нарушение действующих норм договорно-правовой базы ТС, ЕЭП, Договора о ЕАЭС.

Недавно было отменено ограничение на участие белорусских производителей форменной одежды в госзакупках для российских силовых ведомств

Эти вопросы регулируют Евразийская экономическая комиссия и, соответственно, наш департамент. Так, по представлению комиссии недавно было отменено ограничение на участие белорусских производителей форменной одежды в госзакупках для нужд российских силовых ведомств.

Вторая группа барьеров - это изъятия из режима свободного взаимного доступа товаров и услуг. Замечу, что это официально принятая и согласованная сторонами норма-исключение (в том числе временного характера). Понятно, что ее применение на практике создает фактическое препятствие для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Впрочем, эти изъятия едва ли корректно называть барьерами, поскольку они официальные и вполне законные. Но, конечно, их негативное влияние на интеграционные процессы очевидно, и, исследуя это влияние, комиссия вносит предложения по устранению таких изъятий. Так, Коллегией комиссии недавно предложено отменить так называемый "принцип резидентства", согласно которому таможенное декларирование может осуществляться предпринимателем лишь в таможенном органе своего государства. Но, похоже, непросто будет уговорить страны-участницы отказаться от этого принципа, поэтому мы прогнозируем его отмену не ранее 2020 года.

Наконец, третья группа барьеров - это косвенные ограничения, которые не могут быть отнесены к числу барьеров или изъятий. Они обусловлены, в частности, пробелами в национальном законодательстве, низким уровнем информированности бизнеса наших стран об условиях его ведения в этих странах. По этим вопросам субъекты предпринимательства чаще всего и обращаются в ЕЭК.

- А что делается для того, чтобы административные барьеры не возникли на наднациональном уровне?

- С передачей комиссии дополнительных регуляторных полномочий объективно увеличивается и риск возникновения новых препятствий для ведения бизнеса на наднациональном уровне - в нормах решений ЕЭК.

Договором о ЕАЭС устанавливается обязательность проведения процедуры оценки регулирующего воздействия проектов решений ЕЭК (ОРВ). Поэтому с 1 января 2015 года проекты решений комиссии, которые могут оказать влияние на условия предпринимательской деятельности в регионе ЕАЭС, должны будут приниматься на основе анализа их регулирующего воздействия.

Кстати, за период с 1 октября 2012 г. по 1 сентября 2014 г. по этому направлению Департаментом развития предпринимательской деятельности ЕЭК была проведена оценка влияния 706 проектов решений, внесенных на рассмотрение в Коллегии комиссии. По результатам этой работы было подготовлено 112 заключений, содержащих замечания и предложения по устранению избыточных барьеров и необоснованных ограничений для ведения бизнеса.

- Будет ли осуществлена унификация национальных законодательств в сфере предпринимательства, в том числе для МСБ?

- По этому вопросу в Договоре ЕАЭС заявлен принцип пропорциональности, под которым понимается необходимость и достаточность уровней гармонизации законодательства государств-членов. То есть унификация и гармонизация экономических законодательств необходимы в том случае, если их отсутствие препятствует свободному доступу субъектов предпринимательской деятельности на рынок государств-членов.

За годы интеграции единое регулирование относительно широко внедрено в сферах таможенно-тарифного и нетарифного регулирования, техрегулирования и санитарных, ветеринарно-санитарных, карантинных фитосанитарных мер. К введению единого регулирования необходимо подходить крайне взвешенно. Так как ни одна страна не будет делиться с наднациональным регулятором своими суверенными полномочиями до осознания того, что это необходимо для продвижения экономической интеграции.

- Будут ли выработаны общие, единые механизмы государственной поддержки МСБ в странах ТС и ЕЭП?

- Каждое государство - участник Договора имеет свои собственные критерии, по которым оказывает субъектам МСБ финансовую, имущественную и иную поддержку. Но эти критерии в государствах-членах ТС и ЕЭП пока еще различаются.

Поэтому, прежде чем начать вырабатывать единые механизмы господдержки малого и среднего предпринимательства в государствах-членах ТС и ЕЭП, надо выработать единые критерии того, кто является субъектом МСП. Эту работу мы проводим совместно с министерствами экономического развития и статведомствами стран - участниц ТС и ЕЭП.