Вход
Новые цифровые проекты ЕАЭС и возможности Армении – Карине Минасян о планах на 2019 год

Новые цифровые проекты ЕАЭС и возможности Армении – Карине Минасян о планах на 2019 год

28bb8367e4e4d796b27b743d4a3bbcd0.jpg
09.11.2018
В октябре 2017 года были утверждены основные направления реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 года. По плану в этом году Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) собирает предложения и прорабатывает инициативы, интересные двум и более странам ЕАЭС. Далее инициативы должны быть рассмотрены Советом ЕЭК и представителями всех национальных правительств, после чего на их основе начнется реализация конкретных проектов. В приоритетном порядке рассматриваются инициативы, связанные с развитием цифровой торговли, цифровых транспортных коридоров, с использованием моделей цифровой промышленной кооперации, а также с цифровой прослеживаемостью. 

О том, на какой стадии находятся эти процессы, и когда будут реализованы первые проекты, в эксклюзивном интервью агентству "АРКА" рассказала член Коллегии (министр) по внутренним рынкам, информатизации и информационно-коммуникационным технологиям ЕЭК Карине Минасян.

- В октябре 2017 года были утверждены основные направления реализации цифровой повестки ЕАЭС до 2025 года. На какой стадии находятся разработки и есть ли уже конкретные предложения? 

– Мы 11-го октября отметили год с момента утверждения документа и фактически в 2018 году приступили к реализации цифровой повестки. Мы не стали утверждать никаких "дорожных карт" и планов, а подошли к этому вопросу иначе, заявив, что будем реализовывать инициативы в рамках тех приоритетов, которые нам поставили президенты. Это пять приоритетов: цифровая торговля, транспортные коридоры, промышленная кооперация, оборот данных и "регулятивные песочницы" для реализации цифровых проектов. 

По всем направлениям уже ведется работа, по трем из них запущены НИРы (научно-исследовательские работы – ред.). Их результатом должны стать технические задания для реализации конкретных проектов. НИРы ведутся по основным проектам: цифровая прослеживаемость, транспортные коридоры и еще была армянская инициатива по внедрению цифрового документооборота между предприятиями. Уже к концу года мы получим результаты НИРов и со следующего года начинаем реализацию проектов. 

Наша задача - собрать компании из всех стран, которые готовы участвовать в этих проектах, в этой экосистеме, увязать их, дать им общие стандарты, технологическую платформу, чтобы они между собой работали. Мы не собираемся делать бизнес и самостоятельно создавать платформу, как считают некоторые, мы делаем сборку евразийских экосистем. 

- В ЕЭК предложили создать общее безбарьерное пространство для развития цифровой экономики. Как это будет выглядеть и какие преимущества получат страны по сравнению с имеющимися регламентами?

- Безбарьерное цифровое пространство - это возможность для наших компаний свободно обмениваться товарами и услугами, то есть торговать в этом пространстве. К примеру, если мы возьмем за основной базовый процесс торговлю между странами, свободное движение товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, окажется, что армянский потребитель в основном торгует на китайских платформах (Alibaba) или американских (Еbay), белорусский – на европейских. 

Мы понимаем, что у нас очень много нерешенных вопросов даже просто для того, чтобы вывести мелкий и средний бизнес на наш цифровой рынок. У нас там большое количество барьеров, даже, к примеру, для входа на платформу. Вход на эти цифровые платформы для мелкого бизнеса очень дорогой. У нас есть свои бесплатные платформы, но о них мало кто знает. Нам надо снимать эти барьеры, в том числе связанные с налогообложением цифровой торговли. Также не решен вопрос документооборота в рамках цифровой торговли. Наличие многих вопросов, с одной стороны, тормозит, а, с другой, не стимулирует ее развитие. Но такие инструменты, которые могли бы стимулировать цифровую торговлю, есть. 

– А есть ли успешные примеры, и какие первоочередные шаги следует осуществить в данном направлении? 

– Конечно, к примеру, Китай в свое время сделал очень простую вещь - там обязали весь мелкий и средний бизнес иметь цифровой образ своих товаров, создавать свои сайты, и это привело к росту торговли. 

Поэтому нам также важно сделать стандарты для образа товаров, чтобы они потом легко "гуляли" по всем платформам. А сейчас, например, в Армении нет таких систематизированных площадок, которые бы выводили товар на международный рынок. Я не имею в виду те компании, которые решили свои проблемы и экспортируют очень спокойно свой товар по традиционным сферам, я говорю о мелком бизнесе, к примеру, в ювелирной сфере. Британцы поставили себе задачу к 2020 году добиться того, чтобы 50% ювелирной отрасли торговалось в цифровом пространстве. 

Поэтому мы говорим о собственном безбарьерном цифровом пространстве, чтобы хотя бы мелкие производители могли между собой торговать и торговать дешево. И начинать надо с решения простых задач: допустим, за 5 дней любая посылка на евразийском пространстве должна доходить до любого потребителя. Сделайте это во всех странах, чтобы этот вопрос был решен, и тогда нам будет легче обеспечивать эту цифровую торговлю. 

Мне могут возразить, что есть Alibaba и много других платформ, но здесь надо подходить с большой осторожностью. Когда платформы выходят на рынок, то всегда предлагают демпинговые условия, но эти условия меняются с завоеванием рынка. И поэтому надо всегда иметь альтернативу, смотреть с точки зрения критичности этих сервисов для своей экономики. Отдавать весь сервис на аутсорс неправильно. 

– А в рамках ЕАЭС какие шаги осуществляются по развитию цифровой торговли? 

- Мы уже готовим доклад по цифровой торговле в Евразийском экономическом союзе, где указано большое количество проблем, требующих решения в ближайшее время. Это поддержка для нашего бизнеса, поскольку у нас нет большого количества транснациональных корпораций, которые могут подтянуть за собой остальной бизнес, как в Китае. 

Для начала все должны просто торговать, выйти на рынок, потом сформировать так называемое сообщество фанатов. Если нет людей, которые о тебе пишут и говорят, то ты не сможешь существовать в цифровом пространстве. Поэтому надо обучать наши компании, чтобы они могли перейти к формированию своей экосистемы, выстраиванию своих каналов для продвижения своих товаров. Это знания, которые уже аккумулированы и сформированы, но которые нигде не преподаются, и в этом проблема. Но это не наша евразийская повестка, это национальная повестка. Людям надо дать четкое понимание того, что происходит в мире. Нельзя закрываться в своих проблемах, ведь тогда мы просто потеряем свою конкурентоспособность, если не будем понимать, что там происходит, и не будем быстро на это реагировать. 

- ЕЭК провела предварительную экспертизу инициативы по созданию сети цифровой промышленной кооперации в ЕАЭС. Планируется, что уже в ноябре проектная документация будет представлена на обсуждение государств–членов. Будет ли она реализована в 2019 году, что она предполагает и какие преимущества дает странам-участницам? Что конкретно Армения может выиграть от промышленной кооперации с учетом отсутствия единых границ с другими странами-членами ЕАЭС? 

- Мы пытаемся создать единую платформу цифровой кооперации. Это почти то же самое, что про торговлю, но, в основном, это платформа для выстраивания кооперационных связей, и описание товара на этой платформе более технологичное. 

То есть бизнес представляет срез своей продукции или своих услуг уже не с точки зрения того, что можно продать, а имеющегося потенциала. Например, сшить 10 пар обуви на конкретных технологиях, с определенным оборудованием и технологиями, то есть бизнес делает оферту на свою профессиональную услугу. Это тоже очень сложно, и в Армении еще тоже нет этой культуры предоставления сервиса, то есть бизнес базируется только на собственном потенциале – собственном производстве, дизайне, разработке, торговле. Но в этой цепочке добавленной стоимости каждый должен заниматься своим делом. Когда один директор занимается всем, у него не всегда это получается очень хорошо. Вот если у тебя есть производство, то ты должен продавать сервис, информировать о том, что ты можешь сшить любую обувь из кожи, - и будь конкурентным в своей сфере и получай заказы на это. Или, к примеру, ты можешь сделать хороший дизайн. На этой платформе будут в основном описываться такие истории, а не принцип "купи-продай". У таких платформ совершенно другой подход к описанию, у них совершенно другие стандарты описания товаров и услуг, там будет дополнительная возможность электронных контрактов и очень много сопутствующих услуг по поиску партнеров и так далее. 

Эта концепция уже начала реализоваться при поддержке Министерства промышленности России. У нас много вопросов еще к этой платформе, они должны много чего еще докручивать, но эта платформа первая, пожалуй, получила поддержку во всех странах. Все страны ЕАЭС согласились в ней участвовать, идти последовательно, начать хотя бы с лидеров, чтобы начать выстраивать нашу кооперацию. Надо понимать, как выстраивать эту кооперацию правильно в современном бизнесе. 

- Каким вы видите 2019 год с точки зрения именно цифровой кооперации на евразийском пространстве? 

– Тяжелым. 2019 год будет самым тяжелым, поскольку надо будет показывать первые практические результаты. Мы уже запустили некоторые проекты, но для нас очень важно запустить проекты промышленной кооперации и прослеживаемости, электронный документооборот. Мы запускаем пилоты, и к ним добавляются очень важные инфраструктурные и сервисные проекты. Проект, связанный с электронной цифровой подписью. Здесь нам нужно обеспечивать юридически значимый документооборот, у нас еще идут дискуссии, связанные с применением тех или иных стандартов. Думаю, до конца 2019 надо будет запустить основные 4-5 проектов и параллельно работать над остальными.