Вход
Обертоны единых финансов

Обертоны единых финансов

155964-preview-image.jpg
11.12.2018

О гармонизации национальных законодательств в финансовой сфере, пути к общему рынку финансовых услуг и созданию нормативной основы, а также об увеличении интереса участников рынка к использованию национальных валют при взаимной торговле читателям «Казахстанской правды» рассказал руководитель секретариата члена Коллегии (министра) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Аскар Кишкембаев.

– В самой идее Евразийского экономического союза закладывался единый рынок товаров, услуг, финансов. Какая подготовительная работа проведена в рамках союза для того, чтобы общий финансовый рынок начал обретать реальные черты?

– Формирование общего финансового рынка – это одна из ключевых предпосылок успешного развития интеграционных процессов в Евразийском экономическом союзе. Для реализации этой задачи Евразийская экономическая комиссия совместно с государствами – членами ЕАЭС проводит гармонизацию законодательства государств – членов союза в сфере финансового рынка, а также разрабатывает проекты соглашений по ключевым направлениям развития и интеграции финансовых рынков государств – членов ЕАЭС.

Напомню, что с октября 2016 года вступило в силу Соглашение об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере, которое закладывает основы для информационного сотрудничества финансовых регуляторов стран союза. В сентябре нынешнего года подписано Соглашение о гармонизации законодательства в финансовой сфере. На следующем этапе будет утвержден детальный план проведения гармонизации. Сейчас этот план находится на завершающей стадии подготовки. Разрабатывается также комплекс соглашений, направленный на формирование общего биржевого пространства союза.

Как можно видеть, актуальность систематизации работы по построению общего финансового рынка определяют масштабные и многовекторные направления формирования общего финансового пространства союза с учетом национальных стратегий развития финансовых рынков.

Чтобы достичь поставленной цели – формирования общего финансового пространства, в настоящее время разрабатывается концепция формирования общего финрынка ЕАЭС. Над концепцией идет совместная работа правительств и национальных (центральных) банков стран союза в соответствии с распоряжением Высшего Евразийского экономического совета. Мы рассматриваем разработку этого документа как важный шаг, направленный на углубление евразийской интеграции в финансовой сфере.

В концепции будут определены основные цели, принципы, задачи, этапы и ожидаемые результаты формирования общего финансового рынка ЕАЭС. Документ утвердит правовую основу и направления функционирования общего финрынка, а также порядок информационного взаимодействия и административного сотрудничества регуляторов. В нем будут прописаны задачи и полномочия наднационального органа по регулированию общего финансового рынка ЕАЭС, ключевые мероприятия по реализации концепции и другое.

Комиссия и финансовые регуляторы ЕАЭС уже проделали большую совместную работу по подготовке проекта концепции. Все продолжается в рамках специально созданной рабочей группы.

– Почему именно сейчас возникла потребность в формировании общего финрынка Евразийского экономического союза? Ощущение, будто мы намереваемся ускорить его становление лишь из-за поручения президентов стран – членов ЕАЭС. Но оно прозвучало 2 года назад, почему же не сразу проявилась активность?

– Сегодня важнейшим приоритетом экономического развития наших стран должны стать повышение уровня монетизации экономик, мощности финансовых систем, расширение кредитных возможностей. Необходимо увязать финансовую политику стран ЕАЭС с решением задач модернизации и повышения конкурентоспособности экономик.

Поэтому особое значение приобретает формирование соответствующего финансового механизма, внедрение которого позволит обеспечить устойчивые темпы экономического роста стран ЕАЭС, стабилизировать макроэкономическую ситуацию и осуществить инновационный прорыв в развитии.

В связи с этим создание общего финансового рынка государств союза весьма актуально. Посудите, его функционирование будет способствовать расширению возможностей кредитования реального сектора экономики стран ЕАЭС, активизирует инвестиционное сотрудничество, повысит деловую активность в обществе.

Отдельно отмечу, что работа по интеграции финансовых рынков ЕАЭС началась не вдруг и не сейчас. Недавно подписанное Соглашение о гармонизации законодательства в финансовой сфере, а также уже действующее с октября 2016 года Соглашение об обмене информацией, в том числе конфиденциальной, в финансовой сфере, упомянутые выше, начинали разрабатываться еще в 2012 году, до подписания Договора о Евразийском экономическом союзе. И с тех пор работа в сфере интеграции финансовых рынков активно продолжается.

– Что имеется в виду, когда говорится о расширении клиентской базы для участников финансового рынка ЕАЭС? Разве сейчас, в отсутствие единого финрынка, потребитель ограничен в своих платежах и переводах?

– Сейчас речь о каком-либо ограничении не ведется. Но создание общего финансового рынка ЕАЭС обеспечит доступ к финансовым услугам, предоставляемым банками, страховыми компаниями, профессиональными участниками рынка ценных бумаг, биржами на всей территории союза.

Это даст возможность всем резидентам – физическим и юридическим лицам – выбирать финансовые услуги, предлагаемые не только национальными участниками финрынков, но и поставщиками соответствующих услуг из соседних стран, не выезжая при этом за пределы своей страны.

Соответственно, у поставщиков финансовых услуг появится возможность расширить свою клиентскую базу за счет пользователей из других стран союза. Кроме того, усилится конкуренция на финансовом рынке, что, как правило, также идет на пользу потребителям.

– Будет ли общий финансовый рынок неким полем с иным правовым регулированием? Или речь ведется лишь о конкурентоспособности такового и его участии в международных финансовых отношениях? Но тогда вот пример: Евросоюз, отчего бы их принципы в финансовых отношениях просто не перенести на почву ЕАЭС?

– Формирование общего финансового рынка в соответствии с Договором о ЕАЭС не предполагает создания нового правового поля. Правовой основой функционирования общего финансового рынка должно стать национальное законодательство государств-участников, которое будет гармонизировано на основе наилучших практик, существующих в странах союза, а также в мире.

Гармонизация национальных законодательств предполагает сближение законодательств государств – членов ЕАЭС, направленное на установление сходного (сопоставимого) нормативного правового регулирования в сфере финансовых рынков.

При этом сохраняющиеся различия не должны препятствовать эффективному функционированию общего финансового рынка в рамках ЕАЭС. ЕЭК совместно с национальными (центральными) банками и правительствами стран союза в настоящее время формируют нормативно-правовую базу создания общего финансового рынка.

С этой целью и было разработано Соглашение о гармонизации законодательства государств – членов ЕАЭС в сфере финансового рынка. В настоящее время этот документ направлен в государства союза для проведения процедур для его ратификации и вступления в силу.

Соглашением определяются направления и порядок гармонизации в банковском секторе, страховом секторе и секторе услуг на рынке ценных бумаг и предусматривается разработка Плана гармонизации законодательства государств ЕАЭС в финансовой сфере.

В рамках этого плана предполагается: принять согласованные требования к профессиональным участникам финансового рынка в отношении их создания, учреждения и деятельности, обеспечить условия для взаимного признания лицензий, гармонизировать надзорные требования и подходы к регулированию рисков на основе международных стандартов, согласовать требования по защите прав и интересов потребителей финансовых услуг. Как я уже упоминал, план находится в довольно высокой степени готовности.

Безусловно, как гармонизация законодательства на основе международных стандартов и лучших практик, так и создание общего финрынка направлены на повышение как конкуренции на общем финансовом рынке, так и конкурентоспособности общего рынка на глобальном уровне.

При этом как положительный, так и отрицательный опыт формирования и регулирования общего финансового рынка в рамках Евросоюза нами внимательно изучается. Но будет неправильно слепо копировать опыт ЕС ввиду наличия различного исторического прошлого, национальных особенностей государств – членов союза, а также различия целей европейской и евразийской интеграции на текущем этапе.

– Если не копировать, то что именно следовало бы взять из опыта Евросоюза? Как развивается сотрудничество ЕАЭС и ЕС, например, в финансовом секторе? Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев считает важным для республики использовать потенциал ЕС, наверняка у России и прочих стран есть свои отношения с третьей стороной. Что в связи с этим важно для объединяющей шесть стран структуры – ЕАЭС?

– Сегодня особое значение приобретает налаживание взаимодействия между Евразийским экономическим союзом и Европейским союзом. Актуальность такого диалога обусловлена тем, что Европейский союз является самым крупным торгово-экономическим партнером ЕАЭС. Так, в общем объеме внешнеторгового товарооборота государств ЕАЭС около 50% составляет торговля со странами ЕС. По итогам 2017 года удельный вес экспортных поставок государств ЕАЭС в страны ЕС составил 49,8% от общего объема экспорта, импортных поставок в страны ЕАЭС – 40,7%.

Поэтому исключительно важным становится активизация сотрудничества наших стран. Как известно, еще в октябре 2015 года Евразийской экономической комиссии было предложено начать диалог по расширению торгово-экономического сотрудничества государств ЕС и Евразийского экономического союза, совмещению интеграционных процессов между нашими объединениями. Но, к сожалению, такой диалог пока не в активной фазе.

Безусловно, его активизация, расчет на полноформатное взаимодействие ЕАЭС и ЕС на различных уровнях положительно скажется на торгово-экономических связях в евразийском регионе.

Мы внимательно изучаем опыт формирования общего финансового рынка ЕС. Важным элементом его нормативно-правовой базы являются соответствующие директивы, создающие основу для свободного движения капитала.

Наилучшие европейские практики, которые могут быть применены в рамках ЕАЭС, будут так или иначе учтены в процессе гармонизации законодательства.

– Как только в СМИ заходит речь об общем финансовом рынке, тут же проявляется интерес к возможности появления единой валюты. В одном из выступлений нынешнего года говорилось, что единая валюта не спасет союз от распада, если он не будет эффективным. Зная бытующее среди специалистов отрицательное мнение относительно заявляемого частью журналистов и аналитиков, прошу подробного разъяснения для наших читателей.

– В очередной раз считаю важным подчеркнуть: в настоящее время какие-либо планы по введению единой валюты в рамках Евразийского экономического союза не рассматриваются.

Более того, в Договоре о Евразийском экономическом союзе и в других документах союза отсутствуют правовые нормы, предполагающие рассмотрение данного вопроса. Да, государства – члены ЕАЭС проводят согласованную валютную политику, и это предусмотрено статьей 64 договора, однако ее основные цели – координация и согласование нашими странами валютной политики для повышения доверия к национальным валютам государств-членов как на внутреннем валютном рынке каждого государства-члена, так и на международных валютных рынках.

Сейчас нет и объективных экономических предпосылок для введения единой валюты на пространстве ЕАЭС. Самое основное – нет достаточных потоков товаров, услуг, капитала и взаимных инвестиций. В частности, по итогам 2017 года доля взаимной торговли наших стран в общем объеме внешнеторгового оборота составляет 14,6%.

Да, этот показатель ежегодно растет, однако все-таки еще остается на невысоком уровне. Например, в Евросоюзе объемы взаимной торговли товарами и услугами, а также взаимных инвестиций были всегда на уровне 60–70% и примерно такими и остаются.

Очевидно, что уровень экономического взаимодействия между нашими странами необходимо повышать. Также сегодня необходимо активно формировать единый внутренний рынок, основанный на принципе четырех свобод, устранения имеющихся экономических барьеров, повышения конкурентоспособности экономик наших государств. 

Считаю, что более актуальным вопросом, исходя как из норм Договора о ЕАЭС, так и из объективных потребностей экономики, сегодня является повышение доли национальных валют государств-членов во взаимных расчетах между резидентами союза.

– Каковы ныне тенденции финансового рынка? Каким складывается его ландшафт: где доминанты, где сохраняются размытые очертания рынка, где слабое представление о цифровой составляющей финансов?

– Согласно Договору о ЕАЭС, полноценное функционирование общего финансового рынка ЕАЭС станет возможным после завершения процесса гармонизации к 2025 году.

В настоящий момент идет процесс формирования, становления общего финансового рынка при активном участии регулирующих органов государств – членов союза, представителей бизнес-сообщества и научных кругов.

Таким образом, говорить о ландшафте общего финансового рынка пока рано. Что касается тенденций его формирования, то они будут определяться гармонизацией финансового законодательства государств – членов союза.

– Что произойдет с банками второго уровня на общем для ЕАЭС финансовом рынке, когда он заработает? Если сейчас их то и дело поддерживают вливаниями из различных национальных источников, нужен ли будет некий общий фонд для БВУ при общем рынке финуслуг?

– Ничего особенного с банками второго уровня непосредственно в связи с началом работы общего финансового рынка произойти не должно. С одной стороны, расширится их клиентская база, с другой – возрастет и конкуренция. И к этому необходимо будет готовиться. В связи с гармонизацией законодательства, безусловно, будут меняться правила игры на финансовом рынке, в том числе на банковском. Но это объективный процесс, связанный прежде всего с внедрением международных стандартов и наилучших практик, и происходить он будет не одномоментно. Поэтому шоковых ситуаций для банков второго уровня мы не прогнозируем.

Что касается механизмов поддержки ликвидности банков, то создание такой системы на союзном уровне не рассматривается. Договором это также не предусмотрено. Полагаем, что данные механизмы останутся на национальном уровне. В то же время процедуры финансового оздоровления и банкротства банков, включая регламентирование прав кредиторов и очередность удовлетворения их требований в соответствии с договором, будут гармонизированы.

– Перечислите, пожалуйста, риски общего финансового пространства для стран ЕАЭС.

– Основным риском, связанным с формированием общего финансового рынка, можно назвать риск возникновения регуляторного арбитража или, напротив, риск формирования двойного регулирования, что может повлечь за собой увеличение регуляторных издержек для участников рынка.

Исключить негативные последствия реализации данного риска призвана предварительная гармонизация законодательства государств – участников союза в финансовой сфере.

Кроме того, как мы уже говорили, большое значение для участников финансовых рынков государств-членов с созданием общего финансового рынка будет иметь риск возрастания конкуренции, и к этому им, безусловно, следует готовиться уже сейчас.

Регуляторные риски, связанные с повышением требований к участникам финансового рынка, также могут иметь место, особенно в странах, в меньшей степени внедривших сегодня международные стандарты. Но гармонизация законодательства, которая будет генерировать этот риск, будет происходить постепенно, что даст возможность участникам рынка своевременно подготовиться к изменениям.

Источник​