Вход
Интервью Члена Коллегии (Министра) по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимура Сулейменова газете «Республика»: «Все плюсы общего пространства»

Интервью Члена Коллегии (Министра) по экономике и финансовой политике ЕЭК Тимура Сулейменова газете «Республика»: «Все плюсы общего пространства»

03.01.2015
С 1 января вступил в силу Договор о Евразийском экономическом союзе, который заключили Беларусь, Россия, Казахстан и Армения. Начало функционировать одно из крупнейших в мире интеграционных объединений, обеспечивающее свободу движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Понятно, что существование в формате ЕАЭС должно привнести в нашу жизнь немало перемен. Но вот каких? Подробнее об этом нам в интервью рассказал член Коллегии (министр) по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии Тимур Сулейменов.


— Тимур Муратович, при всех своих положительных моментах существование в формате ЕАЭС для большинства из нас пока эфемерно. Что вообще должно измениться для простого человека с 1 января?

— Прежде всего с момента начала функционирования Евразийского экономического союза граждане стран союза будут вправе работать в любом государстве — члене союза без получения разрешения на осуществление трудовой деятельности в государстве трудоустройства. При этом Договор оговаривает: государства не устанавливают и не применяют ограничения, установленные их законодательством в целях защиты национального рынка труда. Таким образом, с 1 января 2015 года на территориях Беларуси, Армении, Казахстана и России гражданам всех этих государств можно будет работать на одних и тех же правах. До этого они устраивались на работу в другой стране как нерезиденты. А это значило, что работодатель должен получить квоту на привлечение иностранной рабочей силы, заполнить ряд заявлений в местном управлении труда, выполнить другие формальности, в том числе связанные с тем, чтобы доказать, что на местном рынке труда нет соответствующего специалиста. И только потом принять на работу иностранного гражданина. Теперь все это отменяется. Белорус может приехать в другую страну и сразу же приступить к работе.

При этом в автоматическом порядке будет производиться и взаимное признание дипломов. Помимо прямого облегчения жизни для работников, эта норма положительно скажется на наших вузах. Задумайтесь, диплом, выданный БГУ, теперь будет прямо признаваться на почти 180-миллионном пространстве — от Армении до Кыргызстана.

Третий аспект касается налога на доходы физических лиц — граждан государств — членов ЕАЭС, который теперь будет уплачиваться по внутренней резидентской ставке с первых дней работы по найму, а не по прошествии 183 дней, как было ранее. На мой взгляд, это крайне существенно и для работников, и для работодателей. Еще одна важнейшая новелла: в рамках Договора о ЕАЭС мы добились национального режима для граждан всех четырех стран в части социального обеспечения. К примеру, в детский сад, школу вашего ребенка примут на тех же условиях, что и граждан той страны, куда вы приехали. То же касается и медицинского обслуживания. В каждой стране в рамках ЕАЭС все медицинские услуги, гарантированные государством, будут в равной степени доступны всем гражданам стран ЕАЭС.

Но вот по пенсиям мы пока до конца не договорились — слишком уж разные пенсионные системы действуют у членов ЕАЭС. Но в Договор заложили обязательство решить вопрос с экспортом пенсий и зачетом трудового стажа, накопленного в другой стране — участнице союза. И сейчас ЕЭК совместно со сторонами работает над договором о пенсионном обеспечении, но он вступит в силу уже после 2015 года.


— Недавно в одном из выступлений вы достаточно четко расписали все перспективы слияния финансовых рынков стран ЕАЭС. Вместе с тем, если посмотреть на опыт торговой политики, видно, что интеграция у нас идет далеко не так гладко, как хотелось бы. Не предвидите ли сложностей?

— Главной целью евразийской интеграции является создание условий для стабильного развития экономик, углубления взаимодействия бизнес-структур, свободного движения товаров, капитала, услуг, трудовых ресурсов. К сожалению, административные барьеры для свободного взаимного доступа бизнеса на рынки наших стран пока еще сохраняются. Евразийская экономическая комиссия проводит системную и последовательную работу по выявлению и устранению существующих барьеров, препятствующих полноценному функционированию ТС и ЕЭП.

С другой стороны, следует ясно осознавать, что непродуманная, поспешная интеграция может нести в себе значительные риски, угрожающие финансовой устойчивости, может приводить к злоупотреблениям и нарушениям. Таким образом, мы постоянно ищем динамический баланс между этими двумя сущностными проблемами: потребностью в интеграции и риском потери финансового иммунитета при неподготовленной открытости. В настоящее время ЕЭК совместно со всеми регулирующими органами проводит очень нужную и трудную работу по составлению плана гармонизации финансовых рынков.

Если говорить о сложностях, то эта работа по формированию гармонизационного плана проходит непросто. Регулирующие органы каждой из наших стран постоянно проводят консультации с профессиональными организациями и ассоциациями участников, работающих на финансовых рынках. Мы в ЕЭК также стремимся опереться на мнения и экспертные предложения профессионального сообщества. В некоторых, наименее чувствительных к возможным негативным последствиям областях финансового рынка мы движемся по пути ускоренной интеграции рынков через специальные, так называемые «пилотные» проекты. В частности, в процессе согласования между сторонами находится пилотный проект, который мы назвали «Брокер, дилер», суть которого состоит во взаимном допуске на недискриминационной основе брокеров и дилеров наших стран на все фондовые биржевые площадки союза.

Думаю, сложности неизбежно будут возникать на всех этапах интеграционного процесса, но заинтересованность регулирующих органов, интересы бизнеса и запросы людей на снятие барьеров — это та движущая сила, которая позволит нам раньше или позже эти сложности непременно преодолеть.

— Единый финансовый рынок нам предстоит построить к 2025 году. Какие этапы придется нам пережить?

— Прежде всего — достаточно длительный подготовительный этап. В рамках этого этапа, который, кстати, уже начался, мы все совместно определяем ключевые направления объединения финансовых рынков, формы этого объединения, необходимую нормативную базу, на которой будет строиться объединительный процесс. При этом нам одновременно надлежит выработать принципы и процедуры синхронизации нормативного процесса, который продолжается в каждой из наших стран, чтобы наши финансовые рынки сближались и объединялись.

Изначально нам надлежит договориться о единых требованиях к участникам финансовых рынков. Эти требования достаточно похожи в наших странах, но есть, тем не менее, и существенные отличия. После этого, если не параллельно с этим, на втором этапе мы сможем создавать нормативную основу и вырабатывать единые технологии и процедуры надзора регулирующих органов за участниками финансовых рынков. Соответствующее соглашение об информационном взаимодействии между регуляторами, разработанное ЕЭК и утвержденное нашими странами, позволит выстраивать этот надзор трансгранично.

Единые требования и единый надзор — необходимые ступеньки для достижения качественно нового уровня интеграции — взаимного признания лицензий — который будет знаменовать собой наступление третьего этапа. Далее, уже сейчас создаются предпосылки формирования единого финансового биржевого пространства, что также следует рассматривать как важный этап формирования единого, общего рынка.

Наконец, к 2025 году нам предстоит изучить вопрос о создании наднационального регулирующего органа на финансовых рынках. Несомненно, решение этого вопроса будет знаменовать наступление новой главы в построении общего рынка, выведение этого рынка на действительно наднациональный уровень.

— В Беларуси, как известно, сейчас финансовый сектор переживает нелучшие времена, и ставки по кредитам достаточно велики. Нет ли такой вероятности, что российские и казахстанские банки станут активнее выходить к нам, и в связи с этим не снизится ли стоимость кредитов?

— На самом деле вход для субъектов банковского сектора государств — участников ЕАЭС на финансовые рынки стран — членов союза был открыт и ранее. Вопрос касался лишь формы и процедуры. Пока в настоящее время условия таковы, что требуется открытие дочернего банка. Это должно быть отдельное юридическое лицо, наделенное капиталом и соответствующее всем необходимым требованиям регулятора страны пребывания. Следовательно — это процесс длительный и очень дорогой.

Открытие филиала или допуск на свой рынок на основании имеющейся национальной лицензии, полученной в «своем» центробанке, сейчас не представляется возможным в силу различных причин и, в первую очередь, — особенностей национальных законодательств. Соответственно, требуется гармонизация законодательства финансового сектора и в том числе в части беспрепятственного учреждения и деятельности субъектов финансового рынка на всей территории ЕАЭС, независимо от «домашней» страны регистрации члена союза. Над решением этой непростой и системной задачи в настоящее время работают эксперты государств — участников ЕАЭС. И это имеет важное значение прежде всего для бизнеса, поскольку потребителями финансовых услуг являются не только граждане, но и субъекты предпринимательства. Следовательно, создание конкурентной среды на рынке финуслуг однозначно приведет и к повышению качества услуг, и к снижению стоимости кредитов для конечных заемщиков. Это главная цель общего финансового рынка.

Так что на ваш вопрос отвечу «да». Можно ожидать, что усиление присутствия казахстанских и российских банков на рынке Беларуси окажет положительное влияние на доступность кредитных ресурсов, их срочность и стоимость для резидентов Беларуси. Более того, нельзя не отметить уже имеющийся в Евросоюзе положительный опыт взаимного признания лицензий финансовых структур и обеспечения доступа на общий рынок независимо от страны первичного получения лицензии. В своей деятельности, конечно же, мы предполагаем учитывать успешные международные практики с корректировкой на факторы времени и особенности интеграционного пространства.

— Не могу не удержаться и не спросить про единую валюту. Понятно, что этот вопрос пока даже не обсуждается странами «четверки» и для всех государств является в каком-то смысле проблемным. Тем не менее какие плюсы нам в перспективе дало бы появление такого инструмента?

— Тот уровень интеграции, который в настоящее время существует в экономике наших стран, говорит о том, что объективных экономических предпосылок для введения единой валюты на пространстве государств — членов ЕАЭС пока нет. О создании единой валюты сейчас пока говорить рано.

Сегодня необходимо решать задачи по проведению нашими странами согласованной валютной политики. В частности, на повестке дня стоят вопросы по повышению роли национальных валют государств — участников союза во внешнеторговых и инвестиционных операциях. Обеспечение взаимной конвертируемости наших валют снизит издержки по конвертации за счет исключения посреднических валют, прежде всего доллара и евро.

Валютный союз — это уже высшая форма экономической интеграции. Но для реализации этого проекта необходимо сначала выйти на согласованные действия в макроэкономике, валютной политике, формирование условий для создания единого рынка финансовых услуг. Только после решения этих задач можно говорить о более высоком уровне валютной интеграции наших стран. Кстати, напомню о том, что страны Евросоюза шли к созданию единой валюты евро несколько десятилетий.

Если говорить о том, каковы потенциальные плюсы введения единой валюты в перспективе, то можно вспомнить опыт того же ЕС. Он показывает, что единая валюта способна существенно снизить для граждан и предприятий риски колебания валютных курсов и обеспечить реальную сопоставимость цен на внутренних рынках. С макроэкономической точки зрения унификация валютных рынков дает возможность более эффективно бороться с инфляцией, снижать кредитные ставки, обеспечивая тем самым рост производства, увеличение занятости, приток инвестиций и стабилизацию финансовой системы в целом. Кроме того, для граждан единая валюта упрощает проведение денежных расчетов и снижает их стоимость. Отпадает необходимость покупать валюту, чтобы отправиться за границу в любое государство — член союза. Исчезает банковская комиссия за перевод денежных средств из одной валюты в другую.

Но повторю еще раз: пока предпосылки для введения единой валюты на пространстве Евразийского экономического союза не сложились. Для этого нам предстоит вместе пройти довольно долгий путь и предпринять серьезные усилия по повышению эффективности наших экономик. Сейчас необходимо сконцентрироваться на проведении по-настоящему согласованной валютной политики.