Вход
Интервью Министра по энергетике и инфраструктуре ЕЭК Таира Мансурова газете «Республика»: «Зачем мы нужны друг другу»

Интервью Министра по энергетике и инфраструктуре ЕЭК Таира Мансурова газете «Республика»: «Зачем мы нужны друг другу»

18.06.2015

Год назад 29 мая в Астане Александр Лукашенко, Нурсултан Назарбаев и Владимир Путин подписали Договор о ЕАЭС. Если к подписанию аналогичного соглашения страны Евросоюза шли почти треть века, то в нашем случае вопрос решился буквально за четыре года. Вместе с тем за короткий период объединение успело расшириться: в октябре прошлого года к Договору присоединилась Армения, а в мае 2015-го — Кыргызстан. Две недели назад было подписано соглашение о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Вьетнамом. Кроме того, заинтересованность взаимодействовать и торговать с ЕАЭС уже высказали более 40 государств мира. Об итогах и перспективах сотрудничества наших стран в формате ЕАЭС рассказал член Коллегии (министр) по энергетике и инфраструктуре Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Таир Мансуров.

— Таир Аймухаметович, считается, что ЕАЭС — это принципиально новая ступень евразийской интеграции. При этом одним из ключевых направлений его деятельности является формирование общих рынков, в частности, рынков энергетических ресурсов. Как идет процесс интеграции?

— В ЕАЭС энергетика — одна из ведущих отраслей. Государства — члены союза издавна взаимодействуют в области добычи, транспортировки и переработки топливно-энергетических ресурсов, их энергетические отрасли тесно переплетены. Поэтому формирование общих рынков энергоресурсов — это ключевое направление развития интеграционных процессов на евразийском пространстве, позволяющее обеспечить надежность и безопасность энергоснабжения, привлечь взаимные инвестиции, а также более эффективно использовать совокупный топливно-энергетический потенциал. В соответствии с Договором о ЕАЭС наш общий электроэнергетический рынок заработает до 1 июля 2019 года, общие рынки газа, нефти и нефтепродуктов — до 1 января 2025 года. Процесс формирования этих рынков разделен на этапы и предусматривает сначала разработку и утверждение соответствующей концепции, затем — программы и выполнение ее мероприятий, а в конечном итоге — вступление в силу международного договора о формировании данного рынка.

— Делаются ли первые шаги в этом направлении?

— Конечно, делаются. Главами государств ЕАЭС 8 мая нынешнего года была утверждена Концепция формирования общего электроэнергетического рынка. До 1 июля уполномоченными органами государств — членов союза будет принято соглашение о методологии формирования прогнозных балансов газа, нефти и нефтепродуктов в рамках ЕАЭС. До конца 2015 года планируется разработать и утвердить концепции общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов ЕАЭС. Уже начата работа над программой формирования электроэнергетического рынка союза, которая должна быть утверждена президентами до 1 июля 2016 года. В работе над этими документами активное участие принимают привлекаемые ЕЭК ведущие научно-исследовательские организации и специально созданные консультативные комитеты по электроэнергетике, нефти и газу.

— В вопросах энергетики очень сложно работать в одиночку, без оглядки на партнеров. Как строятся отношения с Евросоюзом, с азиатскими странами?

— Вы правы, наши планы на совместную работу с ведущими региональными интеграционными объединениями следовало бы выделить особо. Так, сейчас Еврокомиссия обсуждает план создания Европейского энергетического союза. Это долгосрочный проект европейской энергетической и климатической политики. Государства ЕАЭС внимательно исследуют и анализируют планы Еврокомиссии в энергетической сфере, поскольку один из основных поставщиков нефти и газа в ЕС — это Россия, которая заинтересована в учете взаимных интересов. Также для ЕАЭС целесообразно сотрудничество в рамках созданного на пространстве ШОС Энергетического клуба по вопросам обеспечения энергетической безопасности, стратегии, планирования, политики и инвестиций, реализации совместных проектов по транзиту энергоресурсов, а также энергетических технологий.

— Таир Аймухаметович,в ЕЭК вы еще отвечаете за вопросы транспорта и инфраструктуры союза. Удастся ли нам сформировать согласованную транспортную политику, охватывающую автомобильный, воздушный, водный и железнодорожный транспорт? Ведь одна из задач ЕАЭС — создание общего рынка транспортных услуг, а в конечном итоге — единого транспортного пространства.

— Здесь нам уже удалось достичь значительных успехов. Вы знаете, еще с середины 2011 года был перенесен на внешнюю границу Таможенного союза транспортный контроль, что значительно упростило перемещение автотранспортных средств и сроки перевозки. С начала 2015 года перевозчики, зарегистрированные на территории государств — членов союза, осуществляют международные автомобильные перевозки грузов на безразрешительной основе. А 8 мая нынешнего года главами государств была утверждена программа поэтапной либерализации выполнения автомобильных каботажных перевозок грузов на период с 2016 по 2025 год. В области железнодорожного транспорта в рамках ТС и ЕЭП были унифицированы внутригосударственные тарифы государств-членов на услуги по перевозке грузов по видам сообщений (экспортный, импортный и внутригосударственный), определены правила применения этих тарифов при транзитных перевозках по национальным территориям, установлены принципы доступа перевозчиков государства-члена на сопредельную инфраструктуру других государств-членов. До конца 2015 года будет принят международный договор о судоходстве, предоставляющий право безразрешительного доступа судам под флагом государства — члена ЕАЭС к внутренним водным путям другого государства-члена.

В условиях глобализации объемы перевозок между странами приобретают все большие масштабы, предоставляя государствам — членам ЕАЭС новые возможности для реализации совокупного транзитного потенциала и создания сухопутного моста между Европой и Азией. Здесь необходимо особо отметить нашу заинтересованность в проектах, связанных с возрождением Великого шелкового пути — это прежде всего автотранспортный коридор Западная Европа — Западный Китай, а также межгосударственные железнодорожные коридоры.

— На бытовом уровне очень сложно понять все преимущества или недостатки ЕАЭС. Вы могли бы буквально в двух словах обозначить, что даст нам союз?

— Главный смысл нашей интеграции — это получение синергетического эффекта. По оценке ЕЭК, к 2030 году эффект от участия в Евразийском экономическом союзе для его государств-членов может составить до 13 процентов дополнительного прироста ВВП. Вот, пожалуй, один из главных наглядных плюсов существования ЕАЭС.