Вход
ЕАЭС: шаги навстречу бизнесу

ЕАЭС: шаги навстречу бизнесу

eec-289.jpg
21.06.2018

В Астане впервые прошло выездное заседание Общественной приемной Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) по антимонопольной политике. В деловой среде событие расценили как шаг навстречу бизнесу​.

В эксклюзивном интервью нашей газете член Коллегии (министр) по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии Марат Кусаинов отметил: усиление взаимодействия с деловым сообществом в контексте защиты конкуренции на трансграничных рынках ЕАЭС – одна из ключевых задач наднационального антимонопольного органа. Эта работа пересекается с последними казахстанскими ориентирами в экономике – в частности, в подписанном 24 мая Законе «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам совершенствования регулирования предпринимательской деятельности» предусмотрены меры п​о фронтальному снижению издержек бизнеса и исключению норм, препятствующих конкуренции.

– Марат Апсеметович, каковы приоритеты работы антимонопольного блока Евразийской экономической комиссии?

– Глава Казахстана Нурсултан Назарбаев, являющийся инициатором создания Евразийского экономического союза, уделяет большое внимание развитию интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС. Инициативы Президента по углублению экономического взаимодействия, свободному передвижению товаров и услуг открывают новые возможности для экономик стран объединения и роста благосостояния граждан. В этом контексте обеспечение защиты конкуренции на общем рынке направлено во благо экономик всех 5 стран, входящих в структуру. Кроме того, наша сегодняшняя работа демонстрирует последовательное устранение барьеров на пути движения товаров и услуг. Ликвидация препятствий для развития так называемых четырех свобод – перемещения товаров, услуг, капитала, рабочей силы – это поручение Президента Казахстана, которое было дано министрам ЕЭК 14 мая в Сочи на заседании Высшего Евразийского экономического совета.

– Прошел год с того момента, как Вы вступили в должность министра по конкуренции и антимонопольному регулированию Евразийской экономической комиссии. Что удалось сделать за этот период?

– Во-первых, мы перешли к практической реализации тех полномочий, которые закреплены за ЕЭК в сфере антимонопольного регулирования, а именно: начали первые расследования по нарушениям правил конкуренции, возбудили несколько дел, одно из которых завершили. И сегодня расширяем эту деятельность. Во-вторых, проведена большая работа по совершенствованию законодательства. Когда я пришел в ЕЭК, стало понятно, что инструментов антимонопольного реагирования для полноценной деятельности недостаточно, прежде всего

профилактических и предупредительных. И эти пробелы совместно со сторонами мы сегодня восполняем. В-третьих, проводим разъяснительные мероприятия.

– Какова компетенция ЕЭК в сфере защиты конкуренции? В чем отличие полномочий комиссии и антимонопольных ведомств стран ЕАЭС?

– Полномочия ЕЭК и национальных конкурентных ведомств четко разграничены. Все, что не выходит за пределы одного государства, контролируют национальные органы. Если нарушения правил конкуренции затронули рынки двух и более государств союза, то есть трансграничные рынки, то это поле нашей деятельности. Приведу понятный пример. Допустим, крупный поставщик занимает доминирующее положение – не менее 35% доли рынка на территории двух и более государств. Если он выставляет покупателю одной из стран другие, худшие, условия, то, значит, злоупотребляет своим положением. В таком случае действия продавца – прямое нарушение правил конкуренции.

– Какие нарушения пресекает антимонопольный блок ЕЭК?

– Конкретно блоком, который я курирую, пресекаются нарушения, негативно влияющие на конкуренцию на трансграничных рынках. Это злоупотребление доминирующим положением, недобросовестная конкуренция, «вертикальные», «горизонтальные» и иные антиконкурентные соглашения хозяйствующих субъектов, координация экономической деятельности, которая ограничивает конкуренцию.

– Но это же не все виды нарушений? И конкурентная политика гораздо шире…

 – Да, в целом конкурентная политика – это большой пласт работы. Построение общих рынков ЕАЭС неразрывно связано с вопросами развития конкуренции. И базовые принципы евразийской интеграции, лежащие в основе нашего экономического объединения, могут быть реализованы только при создании равных условий. Это общая задача всех 5 стран. Это касается вопросов тарифной политики, финансов, промышленного и агропромышленного секторов, технического регулирования, устранения барьеров для входа на внутренние рынки, которые курируют мои коллеги. Здесь важно подчеркнуть, что работа конкретно нашего блока больше связана с защитой конкуренции на трансграничных рынках ЕАЭС, обеспечением контроля за соблюдением правил конкуренции, установленных Договором о ЕАЭС. Конечно, у нас нет всех функций, как у национальных антимонопольных органов. Мы не можем принимать решения в отношении государственных органов, совершающих антиконкурентные действия в пользу определенных компаний, рассматривать вопросы их слияния. В то же время определенные аспекты сегодня имеют особенную актуальность для нашего блока. Поэтому мы инициировали предложения по расширению нашего функционала, например поднимаем вопрос о наделении комиссии полномочиями по контролю соблюдения правил конкуренции на трансграничных рынках ЕАЭС субъектами третьих стран. Объективная реальность демонстрирует следующее: как правило, на наших рынках присутствуют крупные транснациональные компании, которые диктуют свои условия, свои цены, что не может не сказываться на ценах, формируемых внутри «пятерки». Решение всех этих вопросов, на мой взгляд, важно одновременно для каждого из государств – членов союза.

– Какие нарушения пресечены комиссией за минувший год? Какие дела, расследования находятся сейчас в работе?

– За год по поступившим заявлениям и по собственной инициативе мы начали 12 расследований. По их итогам возбудили 5 дел. Они касаются нарушений правил конкуренции на рынках трансформаторной стали, авиаперевозок, цельнокатаных колес, шин для легковых автомобилей, металлоконструкций. Одно из дел мы завершили. По второму (поставка металлоконструкций) нарушение не подтвердилось. По трем эпизодам продолжаем работу.

– То есть заявленные нарушения могут не подтвердиться?

– Конечно. Любое расследование начинается на основании признаков нарушений. Однако далее в ходе его проведения и по итогам сбора и анализа доказательной базы факты нарушений могут не подтвердиться. И мы прекращаем дела – это нормальная практика, которая свидетельствует об объективности и непредвзятости работы комиссии. Кроме того, какие-то расследования могут выходить за рамки наших компетенций. В этом случае мы адресуем вопрос (и направляем соответствующие материалы) в адрес национальных антимонопольных органов.

– Насколько активен казахстанский бизнес?

– На сегодня от казахстанских предприятий поступило 9 заявлений, по которым назначено 4 расследования, уже возбуждено 2 дела. По двум расследованиям – на рынках услуг аренды подвижного состава и калибровки медоборудования – работа продолжается.

– В прошлом году ЕЭК вынесла резонансное решение – выписан крупный штраф Новолипецкому металлургическому комбинату. Речь шла об ущемлении прав казахстанских и белорусских компаний. Однако деньги до сих пор не выплачены… Кто и когда поставит точку в этом деле?

– Да, действительно, мы завершили первое в практике ЕАЭС дело с наложением штрафа за ценовую дискриминацию потребителей, а именно – Минского и Кентауского трансформаторных заводов. Окончательное решение по данному вопросу примет Евразийский межправительственный совет.

– В чем суть совершенствования законодательства ЕАЭС, которое сейчас проводят в штаб-квартире ЕАЭС?

– Так сложилось, что законодательство ЕАЭС в сфере антимонопольного регулирования на сегодня излишне жесткое, не гибкое. Единственной и безальтернативной мерой пресечения нарушений является штраф. Сегодня это объективная реальность – бизнес не до конца понимает свою ответственность за нарушения правил конкуренции. При этом в законодательстве ЕАЭС отсутствуют профилактические и предупредительные инструменты, такие как в других странах. Мы согласовали со всеми странами изменения в Договор о ЕАЭС по внедрению инструментов предостережения и предупреждения за нарушение правил. До их принятия на переходный период уже внедрили отдельные элементы.

– Как будет действовать этот механизм?

– После вступления в силу изменений в Договор о ЕАЭС комиссия получит полномочия выдавать предупреждения без назначения расследования. Это даст возможность компаниям самостоятельно устранять нарушения и восстанавливать конкуренцию без уплаты штрафа. При этом, подчеркиваю, в случае невыполнения требований ЕЭК будет назначено расследование. Новый механизм не будет работать в отношении компаний, повторно совершивших правонарушение. Под предупреждения также не подпадают антиконкурентные соглашения, монопольно высокие или монопольно низкие цены.

– Вы коснулись важной проблемы – недопонимания деловым сообществом своей ответственности и прав при ведении бизнеса в условиях Евразийского экономического союза. Согласитесь, предприниматели все еще слабо владеют основами законодательных норм в сфере конкуренции на трансграничных рынках ЕАЭС...

– Согласен с вами. Конечно, все наше законодательство и правила опубликованы и доступны бизнесу, но этого мало. Поэтому важным направлением нашей работы являются широкое информирование бизнеса и разъяснительная деятельность. Здесь мы работаем в нескольких форматах. Первое – это проведение семинаров, заседаний «круглых столов», в том числе с выездом в страны ЕАЭС. В Казахстане активно взаимодействуем с НПП «Атамекен». Второе. Наше законодательство и правила написаны, конечно, сложно. Поэтому мы подготовили так называемую «Белую книгу», где наглядно и доступно, на примерах и в презентационной форме рассказываем об ответственности и правах бизнеса. Это издание будет доступно широкому кругу предпринимателей, в том числе через интернет-ресурсы. И третье. Это новый формат нашего взаимодействия с бизнесом стран ЕАЭС – проведение Общественной приемной Евразийской экономической комиссии по антимонопольной политике. Выездные заседания мы уже провели в столице Беларуси, а теперь и в Астане, на площадке НПП «Атамекен».

– Какой эффект должна принести эта работа?

– Главное, это не только общая разъяснительная работа, а индивидуальные консультации. Бизнес, особенно малый, сегодня не умеет защищать свои интересы. Если права конкретного предпринимателя на общих рынках нарушены антиконкурентными действиями его партнеров, мы готовы ему помочь. В пределах своей компетенции: разъяснить права, рассказать, как оформить заявление. Ожидаем, что эта работа принесет определенный эффект. Через Национальную палату предпринимателей «Атамекен» за месяц вперед мы оповестили казахстанский бизнес, что готовы провести консультации. К нам на прием обратились более 10 казахстанских предпринимателей. И это уже начало большой конструктивной работы. Аналогичные встречи с предпринимателями проведем во всех странах ЕАЭС. Эту работу будем осуществлять на постоянной основе.

Беседовала Дина Махамбетова​

Источник​.