Вход
Игорь Гаевский: «Интеграция в сфере ветеринарии на территории ЕАЭС выгодна бизнесу и гражданам»

Игорь Гаевский: «Интеграция в сфере ветеринарии на территории ЕАЭС выгодна бизнесу и гражданам»

111_м_IMG_7217.jpg
03.10.2017

Ветеринария – одна из немногих сфер, в которой взаимодействие специалистов исключительно важно для продовольственной безопасности, общего благополучия на огромной территории, невзирая на границы, разногласия, экономические, политические и даже природные условия. Главное – определить правила взаимодействия. О том, насколько удается справиться с такой задачей в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в интервью порталу «Ветеринария.рф» рассказал директор департамента санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Игорь Гаевский.


– 
Игорь Владимирович, какие задачи ЕЭК в сфере ветеринарии вы относите к числу первоочередных, требующих поиска неотложных решений?
– Ветеринарно-санитарная безопасность на территории ЕАЭС – приоритетное направление работы ЕЭК, что предусмотрено Договором о Евразийском экономическом союзе. Государства – члены Союза наделили Комиссию правом утверждать порядок взаимодействия государств ЕАЭС при профилактике, диагностике, локализации и ликвидации очагов особо опасных, карантинных и зоонозных болезней, а также порядок проведения регионализации и компартментализации. Этот документ рассматривался на заседании Коллегии ЕЭК в начале сентября 2017 года. Его принятие (а произойдет это, как ожидается, до конца текущего года) даст возможность согласовать действия ветеринарных служб пяти стран в сфере применения ветеринарно-санитарных мер. В таком случае государства смогут не только улучшить эпизоотическое состояние на таможенной территории ЕАЭС, но и преодолеть неоправданные барьеры при взаимной торговле.

 – 
Что именно устанавливается данным документом?
– Можно выделить три основных направления сотрудничества. Первое связано с формами взаимодействия и перечнем болезней животных, при профилактике, диагностике, локализации и ликвидации очагов которых контактируют ветслужбы. В частности, предусмотрена возможность совместного эпизоотологического расследования и разработки национальных программ контроля и надзора заразных болезней животных. Второе направление касается регионализации на основе данных эпизоотического зонирования, что позволит определить эпизоотический статус государства или его конкретного региона в отношении заразной болезни животных. Документом определяется также порядок компартментализации по результатам оценки системы управления биологической безопасностью объекта, подлежащего ветконтролю. И третье направление – информационное взаимодействие уполномоченных органов государств ЕАЭС и ЕЭК для обмена данными. Для этого планируется использовать интегрированную информационную систему Союза.

 – 
Как вы оцениваете степень готовности нормативной базы, регулирующей взаимодействие ветеринарных служб на территории Союза?
– Все необходимые концептуальные документы разработаны. Я имею в виду технические регламенты, решения ЕЭК, определяющие перечень подконтрольной продукции и порядок осуществления надзора в области ветеринарии и фитосанитарии. За время существования вначале Таможенного, а сейчас Евразийского экономического союза основная нормативно-правовая база создана. Но в ходе ее применения, конечно, возникают вопросы, о чем становится известно, в частности, из обращений представителей бизнес-сообщества и уполномоченных органов стран ЕАЭС. Мы об этом знаем, понимаем необходимость совершенствования нормативных документов. Поэтому работа продолжается. В некоторые решения планируется внести изменения, поправки и уточнения.

– 
Чем конкретно вызвана такая необходимость?
– Как показывает практика, некоторые положения принятых решений стороны трактуют по-разному. Сейчас готовится серия поправок, которые исключат неоднозначное толкование той или иной нормы.

– 
Например?
– В решении ЕЭК о порядке изменения статуса предприятий по результатам проверок, инспекций, осуществления мониторинга говорится, в частности, что соответствующее решение может быть принято уполномоченным органом. Но не уточняется, какой страны. Между тем действует ряд решений, согласно которым ветеринарные службы стран ЕАЭС признаны эквивалентными друг другу, а реестр предприятий ведет уполномоченный орган страны, на территории которой эти предприятия находятся. Из этого очевидно, уполномоченный орган какого государства вправе принимать решение об изменении статуса. Но если у сторон возникают вопросы относительно данной формулировки, то уточнение, которое будет внесено в документ, позволит снять разночтения, исключить двоякое толкование.
Сейчас продолжается работа над документом, устанавливающим правила организации лабораторных исследований при осуществлении ветеринарного контроля и надзора.

– 
К слову, именно в этой сфере часто возникают споры и противоречия, о которых становится известно зачастую из средств массовой информации. Не так ли?
– Ветеринарные службы стран ЕАЭС проводят лабораторные испытания, исследования продукции в рамках национальных процедур и подходов. Периодически при осуществлении торговли действительно возникают споры, которые вызывают недоверие, например, между партнерами при поставках молочной и мясной продукции из Белоруссии в Россию. Подобные конфликтные ситуации мешают взаимодействию сторон. Государства предпринимают попытки защитить интересы своих производителей. При этом очевидно, что конкурировать нужно качеством продукции, что в интересах потребителей. Документы, которые сейчас в стадии рассмотрения, направлены на то, чтобы исключить предпосылки для возникновения спорных ситуаций, когда у каждой из сторон, как говорят в таких случаях, своя правда.

– 
Есть понимание, как урегулировать подобные ситуации?
– Есть. Одна из проблем, препятствующих взаимной торговле, обусловлена отсутствием единого подхода ветслужб государств к реализации актов органов ЕЭК. Коллегия ЕЭК подготовила проект акта «Об утверждении Порядка реализации актов органов Евразийского экономического союза по вопросам взаимодействия уполномоченных органов государств – членов Евразийского экономического союза в сфере применения санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер». Мы рассчитываем, что документ позволит унифицировать действия уполномоченных органов государств при проведении контрольных (надзорных) мероприятий и тем самым сведет к минимуму количество спорных ситуаций, возникающих между уполномоченными органами в результате применения ограничительных мер при взаимной торговле.
Документом определен порядок действий сторон в подобных ситуациях. В отсутствие таких требований каждый ведет себя зачастую как хочет. При соблюдении согласованных правил, установленных документом, у сторон не будет оснований не доверять друг другу. А при необходимости у каждого государства есть право обратиться в суд ЕАЭС, где будет дана правовая оценка тем или иным действиям.
Проработанность нормативной базы важна для развития взаимодействия в рамках ЕАЭС. Принятие документов, в которых четко прописан порядок действий, способствует тому, что стороны начинают вести себя осмотрительнее, аккуратнее.

– 
Как вы оцениваете роль и значение ЕЭК на данном этапе построения единого экономического пространства на территории пяти государств?
– Страны нацелены на интеграцию, которая открывает дополнительные возможности для экономического развития каждого государства. Многочисленные примеры реализации преимуществ подобной интеграции есть в различных регионах мира. И страны ЕАЭС не могут не учитывать этот опыт.
На мой взгляд, на фоне кризисных явлений в мировой экономике в последние несколько лет государства осознали, насколько интеграционные процессы на территории ЕАЭС могут быть выгодны и бизнесу, и гражданам. Ведь развитие торговли, устранение административных барьеров способствуют повышению качества жизни.
Построение единого экономического пространства – это долгий и непростой процесс, по ходу важно и нужно учитывать меняющиеся условия, что ЕЭК и намерена делать путем совершенствования нормативных документов. И это лишь несколько аргументов в пользу того, что роль Комиссии возрастает, а ее значимость усиливается.

– 
На основании чего вы делаете такой вывод?
– Когда в мае 2014 года страны подписали Договор о Евразийском экономическом союзе, был период эйфории. Многие эксперты тогда называли документ идеальным, не требующим изменений. Уровень интеграции всех устраивал. Сегодня очевидно, что интеграционные процессы нужно развивать, для этого предстоит вносить дополнения в документ и договариваться. Обсуждаемые сейчас изменения договора позволят ЕЭК получить право решения проблем в разных сферах – в энергетике, торговле, ветеринарии и т. д.
Кризисные явления в мировой экономике, проблемы в финансовой сфере заставили государства сосредоточиться на решении внутренних проблем. Сейчас страны подошли к понимаю того, что, эффективно взаимодействуя, легче решать и свои внутренние проблемы. Подобное, как известно, уже проходили, например, европейские государства, причем не только они. Долгое время в ЕАЭС этого не учитывали, полагая, что, условно говоря, временно отгородимся, поработаем, чтобы для начала решить свои внутренние проблемы. Но, как показывает опыт, это лишь ухудшает ситуацию, поскольку уменьшается товарооборот не только между партнерами по Союзу, но и с третьими странами, что, в свою очередь, усугубляет другие негативные тенденции.
Постепенно ЕЭК становится единой и удобной площадкой для переговорного процесса между всеми государствами Союза и обсуждения злободневных вопросов. Прежде стороны предпочитали договариваться в двустороннем формате. Но сегодня наступил момент, когда этого не удается сделать, поскольку каждая страна отстаивает свои аргументы и свою правду.

– 
Но ведь есть суд ЕАЭС…
– Суд – крайняя мера. Партнеры прилагают усилия к тому, чтобы договорится без судебного разбирательства. И ЕЭК может высказать свое мнение, выслушав точки зрения сторон по тому или иному спорному вопросу.

– 
В каких случаях уполномоченные органы стран обращаются в ЕЭК?
– Интегрирующее начало Комиссии проявляется в разных ситуациях. Если страны по каким-либо причинам не могут договориться, они обращаются в ЕЭК. Если они хотят предложить что-то новое, глубоко проанализировать проблему, с которой столкнулись, узнать, как тот или иной вопрос решен в соседних государствах, – это тоже повод для обращения в ЕЭК. Сегодня есть понимание, что надо договариваться, и площадка для этого создана. Интеграция дает возможность решить многие экономические трудности, с которым сталкиваются страны. В ряде случаев вариантов немного: разобщиться и погибнуть поодиночке либо, объединившись, реализовать потенциал своих возможностей. Очевидно, что второй вариант – это путь к развитию, предполагающему взаимодействие.

– 
Документы, принимаемые в рамках ЕАЭС, разрабатываются и согласовываются долго. Все ли резервы используются для того, чтобы ускорить эти процедуры?
– Для работы над документами используем все возможные форматы: встречи, консультации, видеоконференции и т. д. Темпы принятия документов обусловлены тем, что это трудная кропотливая работа. Каждая страна понимает, насколько высоки риски, которые могут быть вызваны ошибкой или невыверенной формулировкой в документе. Стороны берут время с запасом, чтобы еще и еще раз изучить, обдумать, перепроверить, запросить дополнительные материалы. Все хотят быть уверены в том, что принятый документ поможет в преодолении проблем и не создаст новых. Каждая страна рассчитывает, что с принятием очередного решения в рамках ЕАЭС повысится эффективность регулирования.

– 
Какие проблемы можно будет преодолеть с принятием документов, которые сейчас разрабатываются?
– Сегодня согласно решению, регулирующему допуск на рынок ветеринарных лекарственных средств, препарат, зарегистрированный по национальным правилам одного из государств ЕАЭС, получает возможность обращения на территории других стран. Когда принималось это решение, стороны не учли, что правила регистрации ветпрепаратов различаются. Выяснилось, что препарат, которому отказали в регистрации в одной стране, можно зарегистрировать в другой. Это вызывает справедливые нарекания со стороны уполномоченных органов, возникают спорные ситуации. Потому разрабатываются общие правила обращения лекарственных препаратов на территории ЕАЭС. Документ находится на особом контроле, он объемный, сложный, поэтому принять его планируется в 2018 году.

– 
Правила обращения ветпрепаратов получат статус наднациональных?
– Да. Самый трудный вопрос – согласование схемы регистрации ветеринарных препаратов. У каждой страны своя точка зрения. Надеюсь, нам удастся прийти к общему знаменателю, взяв за основу международный опыт и практику обращения медицинских препаратов на территории ЕАЭС.

– 
В сентябре 2017 года вступил в силу Технический регламент ЕАЭС по безопасности рыбы и рыбной продукции. Какие нововведения установлены этим документом?
– Регламент ЕАЭС «О безопасности рыбы и рыбной продукции» разработан в форме нового документа. Кстати, до его принятия у государств ЕАЭС не было своих национальных регламентов, за исключением Казахстана. Что касается новшеств, имеющих отношение к ветеринарно-санитарным мерам, то можно отметить ряд положений. Контроль за содержанием остатков ветпрепаратов, стимуляторов роста животных (в том числе гормональных препаратов), лекарственных средств в пищевой продукции аквакультуры животного происхождения осуществляется после разработки соответствующих правил и методов их исследований. Еще одно новое положение устанавливает, что рыбная продукция должна быть изготовлена из водных биологических ресурсов, выловленных в безопасных районах добычи в соответствии с данными планового мониторинга их безопасности и объектов аквакультуры, происходящих из хозяйств, благополучных в ветеринарно-санитарном отношении. В техническом регламенте впервые установлены специальные требования к морским судам, осуществляющим вылов водных биоресурсов.

– 
В конце беседы давайте напомним, над какими нормативными документами в сфере ветеринарии на территории ЕАЭС продолжается работа?
– В стадии утверждения сейчас девять актов в сфере применения ветеринарно-санитарных мер. Из них два документа определяют порядок взаимодействия уполномоченных органов государств ЕАЭС при введении временных санитарных, ветеринарно-санитарных и карантинных фитосанитарных мер, а также порядок взаимодействия государств Союза при профилактике, диагностике, локализации и ликвидации очагов особо опасных, карантинных и зоонозных болезней, в том числе проведения регионализации и компартментализации. Четыре других документа – это правила, которые касаются обращения:
– ветеринарных лекарственных средств на таможенной территории ЕАЭС;
– диагностических средств ветеринарного назначения на таможенной территории ЕАЭС;
– дезинфицирующих дезинсекционных, дезакаризационных средств ветеринарного назначения на таможенной территории ЕАЭС;
– кормовых добавок на таможенной территории ЕАЭС.
Еще одни правила устанавливают порядок проведения лабораторных исследований при осуществлении ветеринарного контроля (надзора). Что касается заключительных двух документов из упомянутых девяти, то ими определяются согласованные подходы при проведении идентификации, регистрации и прослеживаемости животных и продукции животного происхождения, а также единые ветеринарные (ветеринарно-санитарных) требования, предъявляемые к объектам, подлежащим ветеринарному контролю (надзору).
Стоит отметить, что согласно Договору о Евразийском экономическом союзе нормы раздела «Техническое регулирование» не распространяются на установление и применение ветеринарно-санитарных мер. Однако при разработке проектов техрегламентов или внесении изменений в регламенты ЕАЭС представители Департамента санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер совместно с экспертами уполномоченных органов государств ЕАЭС в области ветеринарии участвуют в обсуждении вопросов, которые связаны с ветеринарно-санитарными мерами. Мы строго следим за тем, чтобы не допустить несоответствий либо противоречий.

– 
Спасибо за интервью.

 Источник​.