Вход
Вероника Никишина: нужно сделать небольшой рывок для соглашения с Ираном

Вероника Никишина: нужно сделать небольшой рывок для соглашения с Ираном

07.06.2017

Евразийский экономический союз в последние годы активно налаживает торгово-экономическое сотрудничество — в октябре прошлого года заработала зона свободной торговли с Вьетнамом, на текущий момент уже более 40 стран направили свои запросы о начале переговоров по упрощению торговли. 

В интервью РИА Новости в кулуарах Петербургского международного экономического форума министр по торговле Евразийской экономической комиссии, наднационального регулирующего органа союза, Вероника Никишина рассказала о том, как продвигаются переговоры с Китаем о торгово-экономическом сотрудничестве, когда начнутся переговоры с Индией и когда может состояться подписание соглашения по свободной торговле с Ираном. Беседовал Николай Кузнецов.

— Какие встречи у вас прошли во время Петербургского международного экономического форума? Как вы оцениваете их итоги?

— Форум для нашего переговорного процесса был очень эффективным. Мы встречались с министром промышленности и торговли Сингапура Ко По Куном, который является моим визави и руководителем переговорного процесса по соглашению о свободной торговле между ЕАЭС и Сингапуром. Мы предметно обсудили график работ по этому треку, наметили цели для того, чтобы добиться существенного прогресса в переговорах уже в ближайшее время, о чем можно было бы доложить на октябрьском заседании Высшего Евразийского экономического совета пяти президентов наших стран.

Другой важный вопрос — это иранский трек. Мы за два дня форума три раза встретились с сопредседателем российско-иранской межправкомиссии, министром коммуникаций и информационных технологий Ирана Махмудом Ваэзи. Обсудили, что нам нужно сделать для того, чтобы завершить переговоры по преференциальному торговому соглашению между ЕАЭС и Ираном. Мы с ним сошлись в том, что порядка 85% работы уже сделано и осталось решить лишь наиболее принципиальные вопросы. Нужно сделать небольшой рывок, который позволит выйти на подписание соглашения. Мы договорились провести если не завершающий, то один из финальных раундов переговоров в Тегеране 13-14 июня.

Также у нас были встречи с индийским коллегами, с которыми мы подписали совместное заявление о начале переговоров по заключению соглашения о свободной торговле. В течение двух предшествующих лет велась очень интенсивная работа по изучению выгод такого соглашения. Ее результатом стал доклад президентам государств Союза, в котором говорится, что такие выгоды существуют для всех стран ЕАЭС. Есть возможности увеличить взаимную торговлю на 20%. Мы договорились с министром промышленности и торговли Индии Нирмалой Ситхараман о том, что первая рабочая встреча по обсуждению соглашения пройдет в сентябре. 

У нас были запланированы и встречи с коллегами из Египта, но они, к сожалению, не смогли приехать. Однако это не значит, что переговорный процесс не идет, египетские коллеги в ближайшее время приедут в Москву.

— Есть ли сейчас спорные моменты в переговорах по заключению соглашения о зоне свободной торговли с Сингапуром?

— Переговорный процесс только недавно был запущен, поэтому пока спорных моментов у нас нет. Надеюсь, что их не будет и в будущем. Специфика сингапурского переговорного трека заключается в том, что мы обсуждаем не только торговлю товарами, то есть не только снижение пошлин, но и услуги, и инвестиции, регуляторные компетенции по которым не переданы на уровень ЕЭК. Они остаются в компетенции каждой страны Союза. Поэтому у нас получилась сложная конструкция: ЕЭК отвечает за переговоры по товарам, а переговоры по услугам и инвестициям ведет совместная делегация пяти стран при координировании этого процесса комиссией. Мы сейчас находимся в стадии обсуждения структуры текста соглашения.

— Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов в апреле говорил, что временное соглашение по зоне свободной торговли между Ираном и ЕАЭС пока не подписано. Страны Евразийского экономического союза были не удовлетворены ответом иранской стороны. Что именно их не устроило?

— Согласно нашим процедурам, решение о начале переговоров принимаются пятью президентами на заседании Высшего Евразийского экономического совета. Совет обычно проходит два раза в год. Мы хотели к апрелю успеть завершить обсуждение и попросить президентов дать нам мандат на подписание временного соглашения. Но нам не хватило времени. 

Соглашение состоит из трех частей. Первая часть — это текст, в котором описана регуляторика, обязательства. Другими двумя важными частями являются списки промышленных и сельскохозяйственных товаров, по которым уже непосредственно принимаются обязательства о снижении и связывании пошлин.

К моменту встречи президентов мы практически договорились по промышленным товарам, по тексту, но не успели согласовать взаимовыгодные условия доступа к рынкам сельскохозяйственных товаров. Нас не устраивал тот объем уступок, который мы готовы были дать друг другу. Именно поэтому господин Шувалов сказал, что пока преждевременно просить президентов подписывать соглашение.
В рамках этого документа мы рассчитываем использовать все возможности первоочередного экспортного потенциала. И хотим в процессе обсуждения добиться того, чтобы уступки в интересующих нас товарных позициях были даны. Поэтому, когда я говорила, что мы порядка 85% работы сделали, я имела в виду, что мы договорились по промышленным товарам и по тексту соглашения. На следующей неделе мы встречаемся с нашими иранскими коллегами и планируем завершить переговоры по сельхозтоварам.

— Когда может быть подписано соглашение с Индией о запуске зоны свободной торговли? 

— Пока сроки ставить рано. Мы находимся в самом начале пути. Обычно такие сложные переговоры ведутся несколько лет. Но мы будет пытаться завершить их в максимально разумные сроки. Если мы успеем уложиться в два-три года — это будет очень успешным результатом. Первая встреча состоится в сентябре, до этого времени эксперты будут сближать позиции наших стран.

— Ведутся ли переговоры с Турцией о создании зоны свободной торговли?

— Такие переговоры не ведутся. Переговоры запускаются решением президентов, которому предшествует работа совместной исследовательской группы ЕАЭС и потенциального партнера. Эта группа анализирует возможные выгоды соглашения о ЗСТ, риски и моделирует результаты. Сегодня у нас нет даже формального обсуждаемого предложения о запуске работы исследовательской группы.

— В позапрошлом году ЕАЭС было заключено соглашение с Вьетнамом о запуске зоны свободной торговли, в прошлом году оно вступило в силу. Какие выводы можно сделать сегодня по этому направлению?

— Выводы и показатели пока предварительные. Соглашение вступило в силу в конце прошлого года. Говорить о его эффекте можно будет в конце текущего. Но по итогам первого квартала товарооборот ЕАЭС и Вьетнама увеличился на 29%. Причем увеличился он достаточно сбалансированно: наш экспорт вырос на 34%, импорт — на 29%. К счастью, не оправдываются опасения, которые высказывались, относительно того, что соглашение даст преимущество только Вьетнаму.

—  На какой стадии сейчас находятся переговоры с Китаем? 

— С Китаем у нас особый переговорный процесс: мы не затрагиваем снижение пошлин. Мы обсуждаем торгово-экономическое сотрудничество между ЕАЭС и Китаем. Сейчас торговля каждой страны Союза с КНР строится на основе двусторонних отношений и общих правилах ВТО для тех стран, которые являются членами организации. Соглашение между ЕАЭС и Китаем является первым шагом на пути к возможному созданию будущей зоны свободной торговли.

Мы достаточно продвинулись в этом процессе. В ближайшее время планирую провести встречу с министром коммерции Китая Чжун Шанем, на которой обсудим возможные сроки завершения переговоров. Эти сроки зависят не только от нас, но и от партнеров. Но, думаю, можно говорить, что в середине следующего года мы сможем выйти на подписание.

—  В январе ЕЭК начала антидемпинговое расследование в отношении гербицидов, ввозимых из Евросоюза. Есть какие-то результаты?

— Расследование состоит из очень четкого регламентированного набора процедур: мы направляем вопросники всем заинтересованным сторонам, потом получаем ответы и анализируем их. Сейчас мы находимся на стадии сбора данных.

Вопросники мы направили трем группам заинтересованных лиц. Первая — это производители ЕС, которые являются ответчиками в этом процессе. Ответы от них мы получили в середине мая. Вторая группа — производители ЕАЭС, которые как раз подали заявление о необходимости начать расследование и говорят об ущербе, наносимом демпинговыми поставками. Мы сейчас ожидаем ответов от них. Третья группа — это потребители Союза, которые тоже имеют свою позицию, и им мы также направили вопросники.

Если мы вовремя получим все ответы, то где-то к октябрю уже сможем сделать предварительный доклад с выводами и опубликовать его на нашем сайте.

—  Какие, по вашему мнению, перспективы и варианты в налаживании диалога ЕС и ЕАЭС по созданию зоны от Лиссабона до Владивостока? Есть ли какие-то переговоры?

— К сожалению, никаких переговоров нет. Коллеги из Европейской комиссии заморозили все официальные контакты. С другой стороны, нам поступает очень много обращений от европейского бизнеса с просьбой наладить этот диалог. Мы к этому разговору готовы и ждем, когда к нему будут готовы наши европейские партнеры. При этом надо понимать, что ситуация сильно изменилась за последний год. Если в начале прошлого года у нас было только соглашение с Вьетнамом, то сейчас у нас уже много переговорных треков со странами, среди которых нет представителей ЕС.

Любые переговоры о зоне свободной торговли — это изменение режима вхождения на наш рынок, перераспределение долей на нем между нашими партнерами. Кто первый на рынок заходит, тот получает большее конкурентное преимущество. Поэтому медлительность европейских коллег, возможно, приведет к тому, что при вхождении на наш рынок они должны будут учитывать интересы не только нашего бизнеса, но и тех партнеров, с которыми мы успеем заключить соглашения о свободной торговле. И которые будут находиться в более привилегированном положении.

—  Как идут переговоры Белоруссии по присоединению к ВТО? 

— Белорусские коллеги находятся сейчас в интенсивной стадии подписания двусторонних протоколов о присоединении к ВТО. Мы оказываем им всю помощь, за которой они к нам обращаются. Есть ряд обязательств, которые находятся на уровне стран, а есть те, что в компетенции Союза.

Наша работа заключается в том, что мы помогаем корректно формулировать обязательства в рамках ВТО, чтобы они не конфликтовали с обязательствами ЕАЭС. Мы готовы к любому другому взаимодействию с Минском, которое им будет нужно. Но про результаты лучше спрашивать у них, так как они несут этот флаг.

​Источник​.​